они живут

consumption_ru


общество потребления: его мифы, структура


о сообществе
Главная задача сообщества - это рассмотрение "общества потребления" и "практик" потребления как средства социального контроля и "социализации", структурирования социума и тотального конструирования психологии человека, манипуляции массами, самогипноза (потребление как разновидность психологической защиты)...
Пополняемые и открытые СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ http://consumption-ru.livejournal.com/668.html
КИНО- И ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФИЛЬМОВ http://consumption-ru.livejournal.com/18376.html
Проект ПСИХОЛОГИ ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА (и не психологи) https://vk.com/redpsychology

без игрушек :)
рэй
al_ven
Одна мама провела радикальный эксперимент «неделя без игрушек» (совсем!) и пришла к интересным выводам.
«В целом, эксперимент – это чистый восторг. За эту неделю я узнала о себе, своем ребенке и взаимодействии между нами чуть ли не больше, чем за предыдущие год и пару месяцев.»
Основные выводы:
«1. Ребенок (в возрасте года-полутора – точно, хотя думаю, что это распространяется на детей любого возраста) вполне комфортно может обходиться без игрушек при условии достаточного внимания со стороны родителей (и речь не идет о 100% внимании).
2. Игрушки больше нужны родителям, чтобы занимать ребенка на то время, пока родитель занять своими делами...
3. Появится большое количество новых (или редко используемых старых) совместных занятий, и часть из них останется в виде ритуалов даже после снятия моратория. Это, наверное, самый важный и значимый итог эксперимента для меня...».

Совсем нетрудно заметить, что все «потребляемое» является для членов общества потребления своего рода игрушками. По крайней мере, нам ничто не мешает посмотреть на общество потребление именно под таким углом зрения.

Read more...Collapse )

потребление, визуальное, насилие
рэй
al_ven
Очень интересный сборник!
Визуальное (как) насилие. Сборник научных трудов. Отв. ред. Усманова А.Р.

Визуальная история насилия, насилие и медиатехнологии, насилие как цель и объект искусства, смерть как зрелище, взгляд и сексуальное доминирование, Другой в объективе камеры, повседневные практики визуального насилия в «обще­стве спектакля» - вот лишь некоторые из тем, затрагиваемые авторами статей, включенных в сборник. Центральной же проблемой является анализ способов интерпретации и
ре­презентации насилия в различных визуальных практиках (от классического искусства до современной анимации и телеви­дения), при этом основное внимание уделяется вопросу о том, в какой мере сами визуальные медиа ответственны за производство «насилия», репрессии и принуждения, коль скоро насилие присуще фото- и кинематографическому «ап­парату» (термин Ж.-Л.Бодри) по самой их технической при­роде.

Содержание

Read more...Collapse )

Потребление: аспект спасения (Бодрийяр)
al_ven

Бодрийяр здесь говорит об очень важных проблемах — о том, как мифология «спасения» через потребление замещает идеи классовой борьбы и революционного, системного изменения всего общества.
Чуть ранее он также пишет о том, что знания, идеи, культура, превращающиеся в потребляемые знаки социальных различий, вариантом более острой и тонкой культурной сегрегации, перестают быть тем, что может обучать и воспитывать. Иными словами, блокируется переход на более высокий уровень обучения (в терминах Бейтсона).

Жан Бодрийяр «Общество потребления»

Аспект спасения

Своим числом, увеличением, избытком, изобилием форм, игрой моды, всем тем, что в них выходит за рамки простой функции, вещи еще только симулируют социальную сущность — статус, этот знак предназначения, который дан только некоторым от рождения и которого большинство, ввиду другого предназначения, никогда не могло бы достигнуть. Это наследственное право (дано ли оно в силу крови или культуры) находится в самой глубине понятия статуса. Статус направляет всю динамику социального передвижения. В глубине всех стремлений скрывается идеальная цель статуса, данного рождением, статуса благодати и превосходства. Он в равной степени выражается в отношении к вещам. Именно он пробуждает этот бред, этот неистовый мир безделушек, фетишей, которые призваны служить показателем статуса и организовать спасение посредством творений вследствие недостатка спасения посредством благодати.
Этим объясняется особый престиж старой вещи, которая является знаком наследственности, прирожденной значимости, необратимой благодати.
Именно классовая логика диктует спасение через вещи, каковое является спасением посредством творений; это демократический принцип, противоположный аристократическому принципу спасения через благодать и избранность. Однако в общем мнении спасение через благодать всегда превосходит в ценности спасение через творения. Именно последнее наблюдают в низших и средних классах, где «доказательство через предмет», спасение путем потребления задыхается в своем бесконечном процессе демонстрации духовных свойств без надежды достичь статуса личной благодати, дара и предназначения, который остается при любом положении дела присущим высшим классам, доказывающим свое превосходство иначе, в практике культуры и власти.

Read more...Collapse )



ПОСТМОДЕРНИЗМ И РЫНОК. Ф. Джеймисон
al_ven

ПОСТМОДЕРНИЗМ И РЫНОК 1

Глава из книги  Фредрик Джеймисон «Марксизм и интерпретация культуры», 2014.

читать главу полностью https://redpsychology.wordpress.com

В лингвистике имеется полезная схема, которая, к сожалению,
оказывается недостаточной в анализе идеологий: некое данное
слово можно пометить как «слово» или «идею», используя ко­
сые черты или кавычки. Так, слово market (рынок) с различным
диалектным произношением и этимологическими корнями
в латинском, где оно означало «торговлю» и «товары», запи­
сывается как /market/; с другой стороны, понятие, столетиями
бывшее предметом анализа в теориях философов и идеологов
от Аристотеля до Милтона Фридмена, должно быть записано
как « m a rk e t» . В какое-то мгновение думаешь, что это раз­
решило бы весьма многочисленные проблемы, возникающие
при рассмотрении такого рода предмета, который является
одновременно идеологией и совокупностью практических
институциональных проблем, — пока не вспомнишь грандиоз­
ную атаку с флангов и захват в клещи во вступительной части
«Grundrisse…»2, где Маркс перечеркивает надежды и стремления
к упрощению у прудонистов, полагавших, что они избавились
бы от всех проблем с деньгами путем упразднения денег, и не
понявших, что в деньгах как таковых объективируется и выра­
жается сама противоречивость системы обмена и что она будет
объективироваться и выражаться в любом из более простых
субститутов денег, например в карточках. Эти последние, бес­
страстно замечает Маркс, при капитализме просто превращают­
ся обратно в деньги как таковые, и все прежние противоречия
возвращаются со всей силой.
1 F. Jameson, 1991. [Postmodernism and the Market. Перевод выполнен
Б. Скуратовым по изд.: Jameson F. Postmodernism, or, The Cultural Logic of Late
Capitalism. Post-Contemporary Interventions. Durham, N. C.: Duke University Press,
1991. P. 260-278.]
2 [«Grundrisse…» — «Grundrisse der Kritik der politischen Ökonomie» («Очерки
критики политической экономии» (нем.)) — см. изд.: Маркс К. Экономические
рукописи 1857-1859 годов / / Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Изд-во
политической литературы, 1968. Т. 46. 4 .1 .]

Это относится и к попытке разделить идеологию и реаль­
ность: к сожалению, рыночная идеология — не какая-то до­
полнительная идейная или репрезентативная роскошь или
украшение, которое можно отделить от экономической про­
блемы, а затем отправить в некий культурный или надстроечный
морг, где оно будет препарировано специалистами. Рыночная
идеология каким-то образом порождается самим рынком как
его объективно необходимый остаточный образ; оба эти из­
мерения каким-то образом надо анализировать вместе в их
тождественности и различии.
...
Read more...Collapse )

Трагедия XXII съезда КПСС
antona1976
Оригинал взят у antona1976 в Трагедия XXII съезда КПСС


Сколько человеку нужно для счастья? Считаете, что это риторический вопрос? А вот Никита Сергеевич Хрущев просчитал каждый киллограм нашего счастья  и 18 октября 1961 года на XXII съезде КПСС заявил о программе перехода к коммунистическому обществу.

Конечно, эту программу уже пинали все кому не лень за волюнтаризм экономических прогнозов и наивный идеализм  «морального кодекса строителя коммунизма». Однако, нужно учитывать, что реальные успехи советской экономики того времени  многим вскружили голову, еще не прошла эйфория от полета Гагарина, когда всем показалось «что все  невозможное возможно».

Сколько вешать в граммах?Collapse )

Самсара / Samsara
al_ven
Оригинал взят у al_ven в Самсара / Samsara


Самсара / Samsara, 2011. Реж. Рон Фрике.

Фильм, снятый полностью на 70-миллиметровую пленку, представляет собой полуторачасовое путешествие по самым удивительным местам планеты (всего в фильме покажут 25 стран на 5 континентах). Действие «Самсары» переносит зрителя на священные земли и в зоны стихийных бедствий, в сердце промышленных объектов и природных чудес.

На торрентах и не только найти можно легко.


Касториадис о капиталистическом воображаемом
рэй
al_ven
Оригинал взят у al_ven в Касториадис о капиталистическом воображаемом





Хорошие люди с left.by выложили два небольших текста Касториадиса из сборника «Дрейфующее общество». Они про экологию (про новую экологическую парадигму) с левых позиций, но не только.

Касториадис хорошо говорит про разрушительность господства капиталистического воображаемого. Сама его концепция воображаемых социальных установлений, на мой взгляд, очень интересна и имеет огромный потенциал, но, к сожалению, малоизвестна. Я полагаю, что в ней говорят одновременно Касториадис-психоаналитик и Касториадис-философ, причем я бы сделал акцент на первом. Ибо в силу того, что Касториадис был хорошо знаком теорией психотерапии, он и создал концепцию воображаемых установлений, которая, по идее, может быть глубоко психотерапевтичной. Одновременно он был сторонником теории самоорганизации и автопоэзиса.

Общество никогда не складывается из кирпичиков и элементов, которые кто-то изготовил кирпичиков, оно всегда ускользает от рационального конструирования и унификации. Общество есть сама себя вечно творящая реальность; оно не может не изменяться, поскольку представляет собой установление мира значений, исключающих тождество и однозначность.

Такое мышление и мировоззрение должно полностью разрушать веру в неизменность всевозможных социально-экономических проблем, в незыблемость любого социального прядка.

Надо будет написать обо все этом более развернуто.

Мыслил он очень широко, глубоко и сложностно, затрагивал всегда большой круг вопросов.

Корнелиус КАСТОРИАДИС. Экология против коммерсантов

Представление о том, что экология реакционна, основано либо на чудовищном незнании фактов по этому вопросу, либо на реликтах «прогрессистской» идеологии: поднимем уровень жизни, и… будь что будет! Разумеется, ни одна идея сама по себе не защищена от извращений и искажений. Мы знаем, что темы, не более чем внешне связанные с экологией (земля, деревенская жизнь и так далее), использовались и продолжают использоватся реакционными движениями (нацизм или общество «Память» в сегодняшней России).

...

Экология является подрывной, потому что она подвергает сомнению господствующее на нашей планете капиталистическое воображаемое. Она отвергает главный мотив этого воображаемого: наша судьба-де состоит в том, чтобы без конца увеличивать производство и потребление. Экология демонстрирует катастрофическое воздействие капиталистической логики на природную среду и на жизнь человеческих существ. Эта логика абсурдна сама по себе и в масштабе планеты ведёт к физической невозможности, так как, в конечном итоге, она разрушает собственные предпосылки. Происходит не только необратимое расточение природной среды и разбазаривание невосстановимых ресурсов. Имеет место и антропологическое разрушение человеческих существ, превращающихся в производящих и потребляющих животных, в телезрителей, отупело щёлкающих переключателями каналов. Мы видим и разрушение жизненной среды человека. Например, города, это чудесное создание конца неолитической эпохи, разрушаются в том же ритме, что и амазонский лес, распадаясь на национальные гетто, спальные пригороды и деловые кварталы, мертвые после 8 часов вечера. Речь, стало быть, идет не о буколической охране «природы», но о борьбе за сохранение человеческого существа и среды его обитания. На мой взгляд, ясно, что эта сохранность несовместима с сохранением существующей системы, и что она зависит от политической реконструкции общества, которая сделала бы его демократическим на деле, а не на словах. Впрочем, как раз по этому вопросу существующие экологические движения, на мой взгляд, в основном, не справляются с ситуацией.

Read more...Collapse )


(no subject)
al_ven

Большие данные в условиях капитализма и их революционный потенциал
рэй
al_ven
Революционный потенциал больших данных
http://22century.ru/docs/big-data
Софтверный гигант Oracle делает большие заявления по поводу больших данных. Они называют их «электричество двадцать первого века — новый вид энергии, которая трансформирует всё, к чему прикасается, в бизнесе, правительстве и в личной жизни». Нет единого мнения о том, что такое «большие данные» в точности, но и фанаты, и критики соглашаются, что они перестроят наш образ жизни.
...

Антиобщественные последствия фетишизации больших данных не ограничиваются военными действиями. Большие данные теперь — это ценный товар, используемый корпорациями для прогнозирования финансового поведения людей, состояния здоровья, рентабельности и многого другого.

Эти статистические алгоритмы вызвали появление множества секретных потребительских досье: «досье прибыльности потребителя», «индивидуальный показатель риска для здоровья», «обобщённая кредитная статистика», которые оценивают людей, основываясь на их почтовом индексе, на предмет финансового риска, «статистики случаев мошенничества», и многого другого.

Эти статистические показатели часто скрывают сложные социальные отношения. Как резюмируется в докладе World Privacy Forum: «Секретные досье могут скрывать дискриминацию, несправедливость и предвзятость». Что ещё более важно, статистические досье превращают данные о нашей личной жизни в товар, конечной целью чего является корпоративная прибыль.

Read more...Collapse )

Ноам Хомский о рынке
рэй
al_ven

Зигмунт Бауман. "Свобода"
рэй
al_ven
Оригинал взят у al_ven в Зигмунт Бауман. "Свобода"
"Полвека назад Олдос Хаксли и Джордж Оруэлл напугали западный мир двумя предельно несхожими вариантами грядущей социальной трансформации. Оба нарисовали картины самодовлеющих и самоподдерживающихся миров, миров, которые знакомы с конфликтами лишь как с аномалиями или эксцентричностями и немногих оставшихся диссидентов прячут подальше с глаз. Во всех остальных отношениях миры Хаксли и Оруэлла значительно отличались друг от друга. Хаксли создал свой мир на основе опыта роскошных пионеров свободного потребления. Оруэлл, напротив, черпал вдохновение из невзгод первых изгоев развивающегося свободного рынка. У Хаксли — картина обобщенного довольства, поисков наслаждений и беспечности; у Оруэлла — картина обобщенной (хотя и подавленной) злобы, борьбы за выживание и страха. Итог, однако, в общем одинаков: общество, уверенное в собственной идентичности, неуязвимое перед нападением, способное продлевать свои блеск и нищету до бесконечности. В мире Хаксли люди не бунтуют, потому что не хотят; в мире Оруэлла они не бунтуют, потому что не могут. Какими бы ни были причины покорности, оба общества гарантировали себе вечную стабильность с помощью самой простой (foolproof) и удобной (expedient) меры — устранением альтернатив.

Ни одна из двух картин не совпадает с современной системой сколько-нибудь точно, хотя без особого труда можно было бы указать частичные соответствия там и сям. Есть, однако, еще и третья картина, уже пятисотлетней давности, лаконичная и эскизная по сравнению с Хаксли и Оруэллом, но проникающая в самую суть системы, скрепляемой воедино потребительской свободой. Этой картине мы обязаны францисканскому священнику, Франсуа Рабле и его сатирическому шедевру «Гаргантюа» — книге, которая завершается постройкой Телемского аббатства. Телем — это место приятного житья; богатство здесь составляет главную моральную добродетель, счастье — главную заповедь, удовольствие — цель жизни, вкус — главное ремесло, развлечение — высшее искусство, веселье — единственную обязанность. Но в Телеме есть не только чувственные наслаждения и трепет от еще неизведанных удовольствий. Самая примечательная черта Телема — это его толстые стены. Внутри ни у кого нет повода беспокоиться, откуда приходят богатство, счастье и развлечения; это цена их постоянной и изобильной доступности. Никто не видит «другую сторону». Никто и не любопытствует ее увидеть: в конце концов, это же другая сторона.

Можно сказать, что потребительское общество начинается там, где кончается «Гаргантюа». Оно возвысило примитивные правила раблезианского аббатства до изощренных системных принципов. Общество, организованное вокруг потребительской свободы, можно представить как утонченную версию Телема.

Read more...Collapse )


Зигмунт Бауман. "Свобода".
В книге рассматривается феномен свободы в его социальном измерении — не как свойство или достояние человека, а как социальное отношение, связывающее его с другими людьми, различными социальными институтами и обществом в целом.


теневые стороны потребления
al_ven
Как Google и Amazon эксплуатируют труд невидимых рабочих.
Технологическая революция, основанная на дискриминации
.

Ведущие корпорации соперничают друг с другом не только в технологиях. Часто они прибегают к ухищрениям, которые, собственно, ведут к эксплуатации труда, а также гендерной и расовой дискриминации. Look at Me собрал несколько историй о главных компаниях современности и их своеобразном трудовом кодексе.


...В ноябре 2013 года компания BBC показала документальный фильм «Amazon: The Truth Behind the Click». В его основу вошли съёмки будней одного из рабочих склада в Британии, сделанные скрытой камерой. Поначалу 23-летний Адам Литтлер работал в дневную смену, а потом перешёл в ночную: смена длилась 10 часов, а зарабатывать ему удавалось от 6,5 до 8,25 фунтов стерлингов в час. В его задачи входило передвигаться по складу и находить нужные товары. За смену приходилось проходить от 10 до 18 км. На поиск каждого товара специальной программой отводилось всего несколько секунд: часовая норма составляла 110 товарных единиц, разбросанных по разным участкам склада. Герой фильма застрял на отметке в 70 единиц и так и не смог приблизиться к заданному корпорацией стандарту. Для этого ему нужно бы было бегать без остановки в течение 10 часов. И хотя рабочие не раз жаловались на завышенные нормы, компания говорила, что эти стандарты были установлены по результатам работы их более старательных коллег.

Иногда Литтлеру приходилось работать в темноте: световые датчики не всегда реагировали на его перемещения. За опоздания и отсутствие прогресса он получал штрафные баллы (как и за то, например, что ему пришлось уйти с работы домой из-за плохого самочувствия). Было понятно, что если его и не уволят прямо сейчас, то контракт с ним точно не продлят. Всё это (вместе с противным писком ручного сканера для отслеживания товаров) ужасно давило на психику. Литтлер и другие проинтервьюированные для фильма рабочие вспоминают о времени, проведённом в Amazon, как о худшем в своей жизни. Эксперты по трудовому праву говорят, что, заставляя сотрудников работать как роботов, компания не может устанавливать такие длинные смены: они опасны для физического и психического здоровья.

В разгар предрождественских продаж работники на складах Amazon в разных странах традиционно проводят забастовки. В комментариях к новостям об этих акциях многие солидарные пользователи пишут: «Я больше никогда ничего не буду заказывать на Amazon!». Но пока дешёвой альтернативы корпорации не существует — а значит, продажи каждый год продолжают расти...

Читать полностью.

А также более ранний аналогичный материал Кафкианская машина онлайн торговли

Карциономическое общество
рэй
al_ven
Необходимо добавить, что карциономическим является КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ общество. Онкологическую метафору для характеристики процессов современного общества уже давно использовали самые разные мыслители (например, Жан Бодрийяр, отечественный психотерапевт М. Папуш и др.).
Но здесь нужно мыслить глубже, радикальнее. Помимо экономической стороны дела (наличия института частной собственности), "карциономическое" поведение обусловливается определенном типом мышления или, скажем так, заблуждениями на уровне эпистемологии. Этот тип мышления подробно разбирается К. Лавалем в книге "Человек экономический. Эссе о происхождении неолиберализма". Одна из его главных особенностей - представление о человеке как об "отдельном атоме", который управляется личным интересом (эти понятия неолиберальная мифология, конечно же, преподносит как "естественные" и они ускользают от критического анализа). Ну и здесь до стратегии раковой клетки совсем недалеко. Точнее сказать, это последовательное развитие неолиберализма.
Нетрудно заметить, что такая культура мышления на глубинном уровне противоречит и марксистскому, и системному подходу (о логике "человека экономического" и системной парадигме http://ecology-of-mind.livejournal.com/2842.html)


Система кредита как возвращение к феодальным отношениям (Бодрийяр)
рэй
al_ven

Система кредита как возвращение к феодальным отношениям.
Ж. Бодрийяр «Система вещей» (гл. Кредит. Права и обязанности гражданина потребителя):

"Сроки платежей создают специфический страх, который постепенно превращается в некий теневой процесс, давя­щий на психику, при том что объективное отношение не доходит до сознания; страхом угнетена не непосредствен­ная житейская практика, а жизненный проект человека. Невыкупленная вещь убегает от вас во времени, она никог­да и не была вашей.
...
ПРИНУДИТЕЛЬНОСТЬ ПОКУПКИ

Ныне родилась новая мораль: мораль опережающего потребления по отношению к накоплению, мораль убега­ния вперед, форсированного инвестирования, ускоренного потребления и хронической инфляции (копить деньги ста­новится бессмысленно); отсюда берет начало вся современ­ная система, где вещь сначала покупают, а затем уже выку­пают своим трудом. Благодаря системе кредита мы возвра­щаемся к сугубо феодальным отношениям, когда известная часть труда изначально принадлежит помещику, то есть к системе закрепощенного труда. Однако, в отличие от фео­дальной, наша система основана на своеобразном сообщ­ничестве: современный потребитель непроизвольно интериоризирует и принимает как должное то бесконечное при­нуждение, которому он подвергается, — обязанность покупать, чтобы общество продолжало производить, а сам он мог работать дальше, дабы было чем заплатить за уже купленное. Это прекрасно выражено в лозунгах американ­ской рекламы (Паккард, с. 26):

«Делать покупки — значит сохранять работу! Делать покупки — значит обеспечивать свое будущее!

От каждой сделанной покупки становится меньше одним без­работным — быть может, ТОБОЙ!

Купи свое процветание сегодня, и ты будешь иметь его завтра!»

Действует любопытный иллюзионизм: общество креди­тует вас ценой формальной свободы, а на деле вы сами его кредитуете, отчуждая в его пользу свое будущее. Разумеет­ся, прежде всего строй производства живет эксплуатацией рабочей силы, но сегодня он получает поддержку еще и от этой круговой поруки, от этого сотрудничества, в котором самая зависимость переживается как свобода, а следователь­но, обособляется в устойчивую систему. В каждом человеке уживаются потребитель, сообщник строя производства, и никак не связанный с ним производитель — жертва этого строя. Такая разобщенность производителя и потребителя составляет главную силу интеграции: все делается для того, чтобы она ни в коем случае не приняла живой критической формы противоречия..."

далее http://redpsychology.wordpress.com/2014/02/10/система..

Уильям Каттон - Как деньги привели к дегуманизации.
рэй
al_ven
Глава 12 из книги "Непроходимость: эволюционный тупик человечества" (2009).

Уильям Р. Каттон - профессор социологии, которого "с полным правом можно отнести к отцам-основателям т.н. "экологической парадигмы", наряду с Теодором Роззаком, Фритьофом Капрой, Грегори Бейтсоном и другими непризнанными официальной наукой философами, — как у нас, так и за рубежом." (В. Постников).

"От воров-карманников к капитанам индустрии

Люди находятся в постоянном искушении «укоротить путь» к деньгам. Воровство в магазинах, квартирные кражи – вот лишь некоторые примеры "укорачивания пути", с помощью которых человек обходит принятые шаги для приобретения желаемых товаров. Карманное воровство – другой пример прямого получения денег. Но воровство в магазинах, в квартирах, или вообще всякое воровство, не единственный способ укорачивания пути к «богатству». Существуют и другие, более "выгодные" пути - мошенничество, коррупция, уклонение от налогов, корпоративные должностные преступления и т.д. Росс называет все эти «действия по укорочению пути» - карманным воровством в большом масштабе. Он хочет, чтобы его читатели увидели: по сравнению с этими большие грехами, грехи воров-карманников - ничтожны. Я привожу метафору вора-карманника в этой главе только для того, чтобы показать дегуманизирующую позицию эксплуататоров (в любом смысле) к их жертвам, обладателям купюр.
...
Для карманника залезть в карман - лучше, чем стащить что-либо с полки магазина. [268] Но когда Росс использует карманника в качестве метафоры, его беспокоит не столько образ мелкого воришки, сколько стремление заправил в бизнесе и промышленности заниматься фундаментально тем же. Вместо того, чтобы «делать деньги" старым добрым способом - зарабатывая их посредством более или менее честного обмена, люди, обладающие большой экономической властью, могут получать деньги просто «за услугу». Люди с таким коммерческим мировоззрением рассматривают других людей не как самостоятельную ценность, а как средства.

Таким образом, позиция в отношении других людей, занимаемая теми, кто находится у руля экономики, часто фундаментально не отличается от позиции вора-карманника. Поэтому Росс узнал в бизнес-бароне ментальность вора-карманника.

Бизнес-ментальность Росс определяет как противоречащую важному этическому принципу Канта. Производственный и торговый процессы под командой властных людей, да и вся соответствующая активность бизнес-предприятия, рассматривается торговцами и капитанами индустрии прежде всего как способ накопления денег. Но аккумулировать деньги - означает забирать их у других [Количество денег в обращении ограничено. В противном случае возникает коллапс экономики и деноминация деноминация - ВП]. Такая коммерческая активность предполагает, что потребители, люди у которых забираются деньги, по кантовскому определению, не люди-цель, а люди-средства.
...
Любой с доступным кошельком может стать «объектом» для карманника. Любой потенциальный клиент данной промышленности или бизнеса аналогично рассматривается как простой источник «дохода». Любой поставщик товаров или услуг, рассматривается потенциальным клиентом не как человек, а как автомат по продаже (насчет цены товара/услуги можно поторговаться). Метафора вора-карманника возможно даже глобальнее, чем подозревал Росс. Она относится к негласной позиции всего бизнеса, охватывающего население мира, из-за чего каждый из нас определяет других людей в своей основе как двуногие кошельки – из которых можно извлекать деньги.

Рассматривать «других» людей таким образом почти то же самое, что рассматривать их как полезные инструменты. Не то, чтобы каждый член современного общества рассматривал постоянно каждого другого члена общества, как-будто тот ходячий бумажник. Но нельзя отрицать растущую тенденцию к такому отношению в обществе, построенном на разделении труда и практике обмена, и неизбежно приводящей к денежной системе. Поэтому я утверждаю: дело не только в «укорачивании пути» капитанами индустрии, которые рассматривают рабочих как подлежащих сокращению затраты производства, а клиентов как ходячих кошельков, из которых надо извлечь как можно больше денег. Разделение труда, которое создает целую паутину обменных отношений, заставляет каждого относиться к другим людям не как конечной цели, но, все в большей степени, как полезным (специальным) инструментам – и/или владельцам кошельков. Природа современного общества подталкивает нас к тому, чтобы мы воспринимали людей вне нашего непосредственного круга как абстракции, и лишь смутно угадывали в них человеческие существа..."

Глава 12 http://www.proza.ru/2013/03/22/1325
еще Уильям Каттон http://www.proza.ru/avtor/transprose&book=30#30

"отдавать себя целиком..."
al_ven
Оригинал взят у al_ven в "отдавать себя целиком..."

"Традиционная тейлоровская модель основывалась на обращении с работниками как с машинами, однако она не позволяла подчинить поиску прибыли наиболее человечные характеристики работников: аффекты, мораль, представления о счастье. Будучи как раз более «человечными», новые механизмы менеджмента, которые требуют более полного включения работников и основаны на более сложной эргономике, включающей в себя достижения постбихевиористской психологии и когнитивных наук, в большей мере затрагивают внутренний мир людей.
От последних требуется, чтобы они, как говорится, «отдавали себя целиком и полностью» своей работе, что и обеспечивает возможность инструментализации и товаризации работников в том числе и в плане самых человечных их характеристик."

Л. Болтански, Э. Кьяпелло "Новый дух капитализма".

Раздел "Даблбайнд и капитализм".

Майк Дэвис. Кто построит ковчег?
al_ven
М. Дэвис - политический активист, историк марксистского толка, социолог, лауреат «премии для гениев» Фонда Макартура, профессор Калифорнийского университета в Риверсайде. Известен книгами апокалиптического характера — «Город из кварца» (City of Quartz), «Экология страха» (Ecology of Fear), «Планета трущоб» (Planet of Slums), в которых он исследует экономическую историю городов, стран и общественных движений. Будущее капитализма, по Дэвису, — неизбежная война миров: жители трущоб против обитателей гетто «золотого миллиарда».

Статья "Кто построит ковчег?" - о загрязнении атмосферы Земли, глобальном потеплении и прочих связанных с этим процессах и угрозах.

Часть 1 Пессимизм интеллекта
http://22century.ru/docs/who-will-build-the-ark

Часть 2 Оптимизм воображения http://22century.ru/docs/the-optimism-of-the-imaginat..

"...Экологическое неравенство

Климатическая дипломатия, основанная на киотско-копенгагенской схеме, предусматривает, что раз уж главные игроки приняли консенсусную науку отчётов МГЭИК, они осознают общую для всех заинтересованность в контроле парникового эффекта. Но глобальное потепление — это не «Война миров» Г. Уэллса, где марсиане-завоеватели демократично истребляют человечество независимо от классовой или этнической принадлежности. Зато изменения климата окажут драматически неодинаковое влияние на различные регионы и социальные классы, нанося наибольший ущерб бедным странам, имеющим наименьшие ресурсы для достаточной адаптации. Это географическое отделение источников выбросов от их последствий для окружающей среды подрывает активную солидарность. Как отмечается в Программе Развития ООН (the UN Development Programme), глобальное потепление является самой большой угрозой для бедных и нерождённых — «двух категорий избирателей с наименьшим или никаким политическим влиянием»20. Согласованные глобальные действия от их имени, таким образом, предполагают или революционное предоставление им полномочий — сценарий, который не рассмотрела МГЭИК, — или превращение эгоизма богатых стран и классов в просвещённую «солидарность», прецедентов которой мало в истории.

С точки зрения рационального агента, только последний сценарий кажется реалистичным: если действительно привилегированные группы не имеют никакого другого удобного выхода, если международная общественная мысль определяет политику ключевых стран и если влияние парниковых газов может быть уменьшено без значительных жертв в уровне жизни Северного полушария — а ничто из перечисленного не является правдоподобным. Более того, хватает знаменитых апологетов, таких как, например, йельские экономисты Уильям Нордхаус и Роберт Мендельсон, готовых объяснить, что имеет больше смысла отложить снижение выбросов, пока бедные страны не станут богаче, а, следовательно, более способными самостоятельно нести расходы. Иначе говоря, вместо героического новаторства и оживления международного сотрудничества, растущее экологическое и социально-экономическое возмущение могут просто побудить элиту к безумным попыткам отгородиться от остального человечества. Глобальное снижение выбросов, в этом неисследованном, но не таком уж невероятном случае, станет молчаливо забытым — каким в определённой степени оно уже стало — ради усиленных инвестиций в выборочную адаптацию пассажиров «первого класса» планеты Земля. Целью станет создание ограждённых зелёных оазисов постоянного достатка посреди остальной опустошённой планеты..."


Состояние потребления сегодня
al_ven
Оригинал взят у wsf1917 в Состояние потребления сегодня





C ростом благосостояния в западных странах локомотив потребления не только не замедляет ход, но, наоборот, разгоняется ещё больше. В 2003 году в США было больше частных автомобилей, чем зарегистрированных водителей, при этом высоким спросом пользовались спортивные модели, потребляющие большое количество бензина. Площадь новых зданий, построенных в 2002 году, стала на 38% больше, чем в 1975, несмотря на то, что среднее количество людей, проживающих в каждом доме, снизилось. Сами американцы тоже стали крупнее, причём настолько, что возникла целая индустрия с многомиллиардным оборотом, направленная на удовлетворение запросов «больших» американцев, обеспечивающая их негабаритной одеждой, особо прочной мебелью и даже безразмерными гробами.

Read more...Collapse )


Разные эпохи...
al_ven
Оригинал взят у al_ven в Разные эпохи...
4 октября в возрасте 55 лет скончался Федор Черенков, одна из легенд советского футбола, "к которому благосклонно относились и поклонники других команд, и во время своей игровой карьеры, и после ее окончания оставался скромным человеком и был далек от того, чтобы сделать свое имя источником дополнительного дохода."

«С детства врезалась в память старая притча, — рассказал футболист в одном из редких своих интервью, данном в 2007 году «Спорт-Экспрессу». — Сидит богач на мешках с деньгами. Думает: «Куда этот рубль деть? Куда тот?» Слышит — кузнец молотком стучит и песни распевает. Удивился: «Я, такой богатый, молчу. А этот нищий кузнец поет и поет. Дам ему денег». Дал. Кузнец приуныл. Задумался, на что их можно потратить. Перестал петь».

Очень мало людей продолжают петь в российском футболе, но пока рядом с ними был один поющий кузнец, появлялись и другие…
"
Источник


 Крайне сомнительно, чтобы современным футболистам, выросшим в эпоху капитализма, с детства запомнилась подобная притча.

На всякий случай, для тех, кто не в теме. О Федоре Черенкове в википедии,  а также кратко:
Чемпион СССР: 1979, 1987, 1989
Бронзовый призёр Олимпиады: 1980
Приз «Лучшему футболисту СССР» (по результатам опроса еженедельника «Футбол»): 1983, 1989
Член клуба 100 российских бомбардиров (141 гол)
Рекордсмен по количеству игр за московский «Спартак» — 515
Заслуженный мастер спорта СССР (1989)
В списках 33 лучших футболистов СССР 9 раз, из них № 1 (1983, 1985, 1987 и 1989) — 4 раза, № 2 (1980, 1982 и 1988), № 3 (1981 и 1984).
http://fratria.ru/news/2014/10/04/umer_fjodor_cherenkov/
Tags:

Человек экономический
рэй
al_ven
Книга К. Лаваля «Человек экономический. Эссе о происхождении неолиберализма» - является одной из важнейших для понимания текущих проблем. Она посвящена не только генезису неолиберализма, это еще и исследование определенного типа культуры мышления, который начал формироваться задолго до появления первых ростков капитализма.

«Человек экономический и рыночное общество идут рука об рука, неотделимые друг от друга…»

Отрывки из работ К. Лаваля можно почитать здесь (ссылки на скачивание есть) на сайте ПСИХОЛОГИ ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА

 И кое-что очень близкое к психологии:

"Бухгалтерская субъективация наемных работников происходит бла- годаря использованию стандартизирующих методов менеджмента. Они состоят в том, что всякая трудовая активность кодифицируется, резуль- таты представляются в виде цифр, цели и результаты фиксируются в числовом выражении. Главным здесь является применение техники сравнения с эталонными показателями (benchmarking), так что фактиче- скую активность можно всякий раз оценивать и сопоставлять с задан- ными целями. Это позволяет поощрять эффективную реализацию це- лей материально и символически, а также намечать новые цели и зада- чи. Индивидами оказывается возможно управлять при помощи рычагов личного интереса, передавая субъекту бухгалтерскую логику, ставящую перед ним квантифицируемые цели, которые ему надлежит достичь, и назначающую ему релевантные санкции и поощрения.

Конструирование такого кодифицированного и квантифицирован- ного универсума, равно как стандартизация отношений между уровня- ми цепочки объективаций и «оценки», которая порождает «бухгалтер- скую ответственность» каждого наемного работника (accountability), — все это техники власти, принцип которых может быть заявлен следующим образом: «Надзирать лучше, чтобы производить больше» 11. Лучше надзирать — значит надзирать эффективнее: речь не идет о том, чтобы нагружать еще большим количеством операций командно- административную систему и сжимать тиски бюрократического поряд- ка. Новый надзор состоит в создании такой ситуации, когда индивид вынужден будет постоянно надзирать за самим собой, контролировать свои действия, а точнее, чувствовать себя обязанным постоянно демон- стрировать все более высокие количественные показатели, чтобы не подвергнуться санкциям за недостаточную эффективность, но, напро- тив, получить вознаграждение, положенное за производительность. Речь идет о том, чтобы подчинить наемных работников новой менед- жериальной установке (dispositif managйrial), которая воспроизведет квазирынок на их уровне и запустит внутри предприятия или в рабо- те нанимающей их администрации закон внутренней стоимости. Такое включение в субъективность бухгалтерской логики требует выстроить повсюду системы информирования и стимулирования, которые будут воздействовать на человека так же, как воздействует на него ситуация на рынке. Для этого они должны функционировать по образцу рынка и принуждать индивидов вступать в эту игру так, как на рынке вступа- ют в нее предприятия: иначе говоря, прилагать все усилия ради макси- мизации прибыли. Социологи труда называют такой тип отношений «контролируемая автономия». Гораздо точнее ее можно охарактеризо- вать, говоря об индивидуализированной гетерономии или об интерио- ризированном принуждении.

На менеджерском жаргоне наемные работники, подчиненные такой системе фиксированных целей, называются «сориентированными» [«objectivйs»]. Менеджеры изображают работу в таком режиме контро- ля над собой и самопринуждения к достижению целей как одно из необ- ходимых условий максимальной вовлеченности в работу. Наемный ра- ботник обязан «отдать всего себя», полностью мобилизовывать свою субъективность. Он будто бы работает «по своей воле» и «по свободно- му выбору», притом что ему постоянно напоминают о том, что и как он должен делать.

С этой целью используются два основных рычага. Первый — сопер- ничество. Наемных работников заставляют состязаться друг с другом, чтобы заставить их показывать себя на пике производительностии. По сути, индивидов принуждают «действовать свободно» на таким об- разом заданном рынке, ведут их к «рациональному поведению» макси- мизации своей прибыли, заставляют усваивать эффективные страте- гии. Второй рычаг — это страх. Прежде всего страх получить низкую оценку от тех, чье иерархическое положение выше. Такой способ управ- ления снабжает административную иерархию более точными инстру- ментами контроля и индивидуализированными дисциплинарными средствами. Именно так появляется «менеджерская цепочка» 12, после- довательность принятия управленческих решений, идущая по вертика- ли от самого верха до самого низа: всякое нижестоящее звено оценива- ется вышестоящим, согласно принципу, или, лучше сказать, призраку непрерывного управления. Если приглядеться, в такой удвоенной тре- бовательности реализуется перенос нормы конкуренции на поведение субъектов, которые напрямую не занимаются рыночной деятельностью: от конкуренции цен (тейлористская логика) здесь сохраняется импера- тив гибкости, наваждение краткосрочной прибылью, требование оцен- ки всех составляющих процесса, а конкуренция инноваций (когнитив- ная логика) привносит экзальтацию безграничной автономией и при- зывы к непрекращающемуся выбору в свою пользу. При этом мы бы сильно ошиблись, отнеся эти два требования к различным адресатам: практики автономизации затрагивают не только управленческую вер- хушку, нацеленную на творчество и поиск, она также распространяется на наемных работников, по рукам и ногам скованных самой беспощад- ной тейлористской логикой. Одни и те же субъекты обязаны интери- оризировать одновременно обе системы требований. Неудивительно, что в этих условиях имеют место ситуации «субъектного срыва» у неко- торых управленцев, вынужденных изо дня в день работать «по вызову» (яркий пример чему — компания «Французские телекоммуникации»). Это показывает, сколь основательно модель субъективации, специфич- ная для неолиберализма, отмечена конкуренцией инноваций. Все эти техники власти сами по себе не производят ничего матери- ального. Они производят нечто большее: новую субъективность — бух- галтерскую субъективность, обреченную на самоистощение. Все искус- ство убеждения в менеджменте основано на том, чтобы заставить ве- рить, будто этот новый режим благоприятен для наемных работников, будто он наилучшим образом подходит для «общества индивидов». Но, вопреки заявлениям апологетов конкуренции, она вовсе не сводится к неограниченному выбору как таковому, представляя собой прежде всего принуждение к выбору в ситуации, которую ты не выбирал."


?

Log in