они живут

consumption_ru


общество потребления: его мифы, структура


Previous Entry Share Next Entry
Большие данные в условиях капитализма и их революционный потенциал
рэй
al_ven wrote in consumption_ru
Революционный потенциал больших данных
http://22century.ru/docs/big-data
Софтверный гигант Oracle делает большие заявления по поводу больших данных. Они называют их «электричество двадцать первого века — новый вид энергии, которая трансформирует всё, к чему прикасается, в бизнесе, правительстве и в личной жизни». Нет единого мнения о том, что такое «большие данные» в точности, но и фанаты, и критики соглашаются, что они перестроят наш образ жизни.
...

Антиобщественные последствия фетишизации больших данных не ограничиваются военными действиями. Большие данные теперь — это ценный товар, используемый корпорациями для прогнозирования финансового поведения людей, состояния здоровья, рентабельности и многого другого.

Эти статистические алгоритмы вызвали появление множества секретных потребительских досье: «досье прибыльности потребителя», «индивидуальный показатель риска для здоровья», «обобщённая кредитная статистика», которые оценивают людей, основываясь на их почтовом индексе, на предмет финансового риска, «статистики случаев мошенничества», и многого другого.

Эти статистические показатели часто скрывают сложные социальные отношения. Как резюмируется в докладе World Privacy Forum: «Секретные досье могут скрывать дискриминацию, несправедливость и предвзятость». Что ещё более важно, статистические досье превращают данные о нашей личной жизни в товар, конечной целью чего является корпоративная прибыль.

Ярким примером использования больших данных в погоне за корпоративными прибылями является использование алгоритмов больших данных при составлении расписания работников. Программное обеспечение, основанное на сложных статистических моделях, которые включают множество факторов, таких как исторические тенденции продаж, предпочтения клиентов, и прогнозы погоды в режиме реального времени, позволяет компаниям распланировать деятельность работников до минуты. Рабочие смены разбиты на пятнадцатиминутные блоки и меняются ежедневно, обеспечивая достаточное количество работников, чтобы удовлетворить ожидаемый спрос. Корпорации сокращают часы, одновременно увеличивая интенсивность работы, выполняемой их сотрудниками.

Неизбежным следствием является то, что жизни трудящихся оказываются подчинены статистической логике максимизации прибыли. У работников нет фиксированных графиков и гарантированных часов. Как объяснила недавно профильная работница «Старбакса», статистические алгоритмы диктуют всё в её жизни, от того, как много спит её сын до того какие продукты она покупает в данном месяце.

Тем не менее, те же самые данные и алгоритмы, которые разрушают жизни работников, могут так же легко многократно улучшить их. Рабочие кооперативы или сильные радикальные профсоюзы могли бы использовать те же алгоритмы, чтобы максимизировать благосостояние работников.

Они могли бы использовать данные о тенденциях продаж, предпочтениях и погоде, чтобы щедро укомплектовывать персонал в часы пик, так чтобы работники получали адекватные перерывы и работали в более разумном темпе. Это просто вопрос изменения приоритетов — что оптимизируется посредством статистической процедуры: вместо оптимизации математической функции, которая измеряет корпоративную рентабельность, функция может быть изменена так, чтобы отражать благополучие трудящихся.

Освободительный потенциал больших данных проще всего увидеть в контексте фундаментальных биологических исследований. За последние пятнадцать лет, методики больших данных на основе высокопроизводительного секвенирования ДНК трансформировали биологические исследования, позволив учёным добиться прогресса в решении многочисленных фундаментальных проблем, начиная от расположения хромосом внутри клеток, молекулярной сигнатуры рака, до идентификации и определения количества миллиардов бактерий, которые живут на поверхности и внутри нашего тела.

Как показывают эти примеры, когда мотив прибыли устранён, большие данные могут быть легко задействованы на благо общества в целом. При этом стоит отметить, что крупные фармацевтические компании и другие корпоративные группы интересов методично пытаются приватизировать любые потенциальные выгоды биоинформационной революции. Хилари Роуз и Стивен Роуз подробно рассматривают этот вопрос в своей новой книге Genes, Cells, and Brains.

Большие данные, как и все технологии, встроены в рамки социальных отношений. Несмотря на риторику их сторонников и противников, в больших данных нет ничего изначально прогрессивного или деспотического. Как и в случае любой технологии, их применение отражает ценности общества, в котором мы живём.

При нашей нынешней системе, военные и правительство используют большие данные для подавления населения и шпионажа за гражданами. Корпорации используют их для увеличения прибыли, повышения производительности, и дальнейшего проникновения коммодификации в нашу жизнь. Но не данные и статистические алгоритмы ведут к таким результатам — это делает капитализм. Для реализации потенциально удивительных преимуществ больших данных, мы должны бороться против антидемократических сил, которые стремятся превратить их в инструмент коммодификации и угнетения.

Большие данные входят в повсеместное использование. Вопрос, как всегда при капитализме, в том, кто будет их контролировать, и кто будет получать выгоду.


Автор — Панкадж Мехта (Pankaj Mehta).
Перевод — Дмитрий Райдер.

полность здесь

?

Log in