они живут

consumption_ru


общество потребления: его мифы, структура


Previous Entry Share Next Entry
ПОСТМОДЕРНИЗМ И РЫНОК. Ф. Джеймисон
al_ven wrote in consumption_ru

ПОСТМОДЕРНИЗМ И РЫНОК 1

Глава из книги  Фредрик Джеймисон «Марксизм и интерпретация культуры», 2014.

читать главу полностью https://redpsychology.wordpress.com

В лингвистике имеется полезная схема, которая, к сожалению,
оказывается недостаточной в анализе идеологий: некое данное
слово можно пометить как «слово» или «идею», используя ко­
сые черты или кавычки. Так, слово market (рынок) с различным
диалектным произношением и этимологическими корнями
в латинском, где оно означало «торговлю» и «товары», запи­
сывается как /market/; с другой стороны, понятие, столетиями
бывшее предметом анализа в теориях философов и идеологов
от Аристотеля до Милтона Фридмена, должно быть записано
как « m a rk e t» . В какое-то мгновение думаешь, что это раз­
решило бы весьма многочисленные проблемы, возникающие
при рассмотрении такого рода предмета, который является
одновременно идеологией и совокупностью практических
институциональных проблем, — пока не вспомнишь грандиоз­
ную атаку с флангов и захват в клещи во вступительной части
«Grundrisse…»2, где Маркс перечеркивает надежды и стремления
к упрощению у прудонистов, полагавших, что они избавились
бы от всех проблем с деньгами путем упразднения денег, и не
понявших, что в деньгах как таковых объективируется и выра­
жается сама противоречивость системы обмена и что она будет
объективироваться и выражаться в любом из более простых
субститутов денег, например в карточках. Эти последние, бес­
страстно замечает Маркс, при капитализме просто превращают­
ся обратно в деньги как таковые, и все прежние противоречия
возвращаются со всей силой.
1 F. Jameson, 1991. [Postmodernism and the Market. Перевод выполнен
Б. Скуратовым по изд.: Jameson F. Postmodernism, or, The Cultural Logic of Late
Capitalism. Post-Contemporary Interventions. Durham, N. C.: Duke University Press,
1991. P. 260-278.]
2 [«Grundrisse…» — «Grundrisse der Kritik der politischen Ökonomie» («Очерки
критики политической экономии» (нем.)) — см. изд.: Маркс К. Экономические
рукописи 1857-1859 годов / / Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Изд-во
политической литературы, 1968. Т. 46. 4 .1 .]

Это относится и к попытке разделить идеологию и реаль­
ность: к сожалению, рыночная идеология — не какая-то до­
полнительная идейная или репрезентативная роскошь или
украшение, которое можно отделить от экономической про­
блемы, а затем отправить в некий культурный или надстроечный
морг, где оно будет препарировано специалистами. Рыночная
идеология каким-то образом порождается самим рынком как
его объективно необходимый остаточный образ; оба эти из­
мерения каким-то образом надо анализировать вместе в их
тождественности и различии.
...
С готовностью соглашусь с программой
Стюарта Холла, базирующейся, насколько я понимаю, на пред­
ставлении, что основополагающий уровень, где ведется поли­
тическая борьба, есть уровень борьбы за легитимность понятий
и идеологий; что политическая легитимация происходит отсюда;
и что, например, тэтчеризм с его культурной контрреволюцией
полностью основывался в одинаковой степени на делегитима­
ции идеологии государства всеобщего благоденствия или соци­
ал-демократической (мы привыкли называть ее либеральной)
и на внутренних структурных проблемах самого государства
всеобщего благоденствия.
Это позволяет мне предельно заострить свое утверждение:
риторика рынка была основополагающим и центральным ком­
понентом этой идеологической борьбы, борьбы за легитимацию
или делегитимацию левого дискурса. Капитуляция перед раз­
личными формами рыночной идеологии — со стороны левых ,
я имею в виду, не упоминая ни о ком другом — была незаметной,
но опасно всеобщей. Теперь каждый готов промямлить — как
если бы это было несущественной уступкой общественному
мнению, нынешней общепризнанной мудростью или же общей
посылкой коммуникации — что никакое общество не может
эффективно функционировать без рынка и что плановая эконо­
мика является очевидно невозможной. Это парная туфля судьбы
той более старой части дискурса —«национализации», которую
риторика рынка сменила примерно двадцать лет спустя, точно
также, как, вообще говоря, полный постмодернизм (особенно
в политической области) оказался следствием, продолжением
и осуществлением эпизода с «концом идеологии» в ушедших
1950-х гг. Во всяком случае, тогда мы с готовностью выражали
невнятное согласие с получающим все большее распростране­
ние положением, что социализм не имеет ничего общего с на­
ционализацией; в результате сегодня мы обнаруживаем, что
вынуждены согласиться с положением, что социализм на самом
деле уже не имеет ничего общего с социализмом как таковым.
«Рынок принадлежит к природе человека» — вот положение,
которому невозможно позволить остаться непреложным; на мой
взгляд, оно является самым решающим полем идеологической
борьбы в наше время. Если вы позволите ему пройти, посколь­
ку оно кажется вам несущественным или — что еще хуже — вы
сами «в глубине души» поверили в его истинность, то социализм
и также марксизм фактически окажутся делегитимированными,
по крайней мере на какое-то время. Суизи напоминает нам, что
капитализм не задержался в ряде стран, пока он, наконец, не
прибыл в Англию, и что даже если бы реально существующие
социализмы исчезли, то потом появились бы другие, лучшие.
Я тоже так думаю, но мы не должны сделать это самоисполня-
ющим пророчеством. В том же духе я хочу добавить к форму­
лировкам и тактике «анализа дискурса» Стюарта Холла того же
рода историческое уточнение: основополагающий уровень, где
идет политическая борьба, —это уровень легитимности понятий
вроде планирования или рынка — по крайней мере, прямо сейчас
и в нашей нынешней ситуации.

?

Log in

No account? Create an account